Я помню! Я горжусь!

календарь

Поздравляем с днем рождения!

  • 1 Сентября
    И.Г.Аксенова
  • 1 Сентября
    В.М.Анайкин
  • 1 Сентября
    И.А.Герасимова
  • 1 Сентября
    В.А.Голубев
  • 1 Сентября
    М.Ю.Гусакова
  • 1 Сентября
    В.Д.Рожков
  • 1 Сентября
    В.П.Уваров
  • 2 Сентября
    В.К.Иванец
  • 2 Сентября
    Л.М.Муллагалиева
  • 2 Сентября
    В.И.Риккер
  • 4 Сентября
    Т.А.Трушникова
  • 6 Сентября
    М.Ю.Загуменная
  • 6 Сентября
    А.В.Курепов
  • 6 Сентября
    Л.П.Сергеева
  • 7 Сентября
    В.И.Володин
  • 8 Сентября
    Г.Н.Протасов
  • 8 Сентября
    В.Н.Рафикова
  • 9 Сентября
    Ю.Д.Малясов
  • 9 Сентября
    Ю.К.Пащенко
  • 9 Сентября
    Н.Л.Щавелев
  • 10 Сентября
    А.Н.Лоторев
  • 10 Сентября
    М.Г.Романова
  • 10 Сентября
    А.А.Тернавский
  • 11 Сентября
    А.К.Касаткин
  • 11 Сентября
    А.Н.Пащенко
  • 11 Сентября
    Л.Г.Титов
  • 12 Сентября
    М.К.Кузнецов
  • 14 Сентября
    А.Н.Красова
  • 14 Сентября
    Т.Г.Родионова
  • 15 Сентября
    Д.А.Картунчиков
  • 15 Сентября
    Л.Д.Мусатова
  • 15 Сентября
    В.А.Оганесов
  • 17 Сентября
    Р.А.Дамиев
  • 17 Сентября
    Ю.Т.Калинин
  • 17 Сентября
    В.А.Никишин
  • 19 Сентября
    Р.Н.Мухаметзянов
  • 20 Сентября
    Ю.И.Голобушин
  • 21 Сентября
    О.Б.Кисарина
  • 23 Сентября
    Б.И.Пищугин
  • 23 Сентября
    С.И.Щукина
  • 25 Сентября
    Т.Г.Дунаева
  • 25 Сентября
    И.А.Копец
  • 25 Сентября
    Т.С.Фроловская
  • 26 Сентября
    В.П.Лисин
  • 26 Сентября
    Б.В.Сельков
  • 27 Сентября
    А.В.Никишин
  • 27 Сентября
    Б.И.Светлов
  • 28 Сентября
    Л.А.Коновалова
  • 29 Сентября
    В.А.Зиновьева
  • 29 Сентября
    Р.П.Кудряшова
  • 29 Сентября
    Ю.М.Руднов
  • 30 Сентября
    Е.А.Гурвич
  • 30 Сентября
    В.Л.Рыбин
  • 30 Сентября
    А.Л.Сидоренко
Все именинники

Праздники России

НАШ КИНОЗАЛ

ЯМАЛ86

Курсы валют

23.07 22.07
USD 63.4888 63.4888
EUR 73.9327 73.9327
все курсы

Байбаков Николай Константинович

ТРУДНЫЕ  ГОДЫ СТАНОВЛЕНИЯ ТРЕТЬЕГО БАКУ

Создание нефтяной и газовой промышленности в Западной Сибири, в так называемом Третьем Баку, занимает особое место в развитии нефтегазовой отрасли и всей экономики страны в по­слевоенный период.

Более тридцати лет прошло с того времени, когда была полу­чена первая промышленная нефть в Приобье. 209 тыс. тонн — такова была стартовая добыча нефти в Тюменской области в 1964 году. К концу восьмой пятилетки — в 1970 году, здесь добы­валось уже около 30 млн. тонн нефти и конденсата, в 1975 году — 141 млн. тонн, а в 1988 году она достигла 415 млн. тонн.

Еще более высокими темпами развивалась газовая промыш­ленность. За этот период добыча газа возросла до 506 млрд. куб. метров, а в 1993 г. — до 557 млрд.

Таких темпов прироста добычи нефти и газа не знала ни одна страна в мире.

В труднейших условиях Севера Тюменской и Томской областей был создан крупнейший нефтедобывающий комплекс. Возникли новые города и поселки, проложены сотни километров дорог, ли­ний электропередач, мощная сеть нефте- и газопроводов, освоен огромный необжитый регион.

На предприятиях края трудятся уже сыновья и внуки геологов, нефтяников, газовиков, строителей, несколько десятилетий назад начинавших покорение нефтяной Сибири. Их отцы и деды, впервые приехавшие сюда, постепенно уходят от активной деятельно­сти. Многих уже нет. А новые поколения должны знать и помнить, как трудились здесь первопроходцы нефтяной и газовой целины.

Нельзя сказать, что печать обходила вниманием этот вопрос. За несколько десятков лет написано множество репортажей, ста­тей, сценариев кинофильмов, издан ряд сборников. Много в них написано правильно, достоверно. Но не обошлось без субъекти­визма и конъюнктурных оценок.

Поэтому я решил в предлагаемых воспоминаниях объективно изложить ход тех, уже давних, событий.

Мне пришлось участвовать в становлении и развитии Западно-Сибирского нефтегазового комплекса, работая в течение более 20 лет (1963—1985) сначала Председателем Государственного ко­митета по нефти и химии, а затем — Председателем Госплана СССР. Меня многое связывало с этим регионом. В этом регионе я бывал много раз и облетал на самолетах и вертолетах почти все нефтяные и газовые месторождения, вплоть до Ямала. Поэтому в своей книге «Дело жизни» (записки нефтяника), изданной в 1985 году, я Третьему Баку посвятил значительную часть ее.

Первое упоминание о нефти в Западной Сибири относят к 1903 г. Разведочные работы проводились еще в дореволюционное время, однако убедительных свидетельств о наличии нефтегазовых скоплений сформировано не было. Мнения геологов относительно перспектив  нефтегазоносности  расходились диаметрально.

Впервые научное обоснование нефтегазоносности недр Запад­ной Сибири дал академик И. М. Губкин, выступивший с аргумен­тированными доводами в 1932 г. на Урало-Кузбасской сессии Академии наук СССР.

С 1935 г. проводились разведочные, полевые геофизические работы, а затем (с 1937 г.) планомерная буровая разведка. Были установлены многочисленные нефтегазопроявления. Однако из-за войны работы пришлось прервать.

После окончания войны поиски и разведка нефти в Западной Сибири возобновились. Планом изучения геологического строения Западно-Сибирской низменности, принятым Министерством геоло­гии СССР, предусматривалось пробурить 26 опорных скважин. Из одной из этих скважин, расположенной у пос. Березово Тюменской области, 21 сентября  1953 г. ударил газовый фонтан.

В целях развития разведочных работ была создана Березов­ская комплексная геофизическая партия, а затем Западно-Сибир­ский геофизический трест и нефтегазовая экспедиция ВНИГРИ и Салехарде. Следует отдать должное всем разведчикам недр и пре­жде всего Ю. Г. Эрвье, возглавлявшему тогда трест Тюменнефтегеология.

В последующие годы высокими темпами росли масштабы по­исков нефти и газа: в 1957 году объем их увеличился по сравне­нию с 1955 годом в 2 раза, а через год, в 1958 году, превысил уровень 1957 г. еще в полтора раза.

Геологи провели большую работу по выявлению новых место­рождений на площади, прилегающей к скважине-первооткрывательнице Березовского месторождения: было открыто еще несколь­ко месторождений газа, запасы которых превзошли самые боль­шие ожидания.

За короткие сроки березовский газ обеспечил растущие по­требности в топливе крупнейшего в стране Уральского инду­стриального региона.

За научное обоснование перспектив нефтегазоносности Запад­но-Сибирской низменности и открытие первого в этой провинции Березовского газоносного района в апреле 1964 года была присуж­дена Ленинская премия В. В. Анисимову, С. Г. Белкиной, А. Г. Быстрицкому, Л. И. Ровнину, Б. В. Савельеву, Л. Г. Цибулину, Ю. Г. Эрвье, А. Г. Юдину, В. П. Казарину, Н. Н. Ростовцеву, М. К. Коровину, В. Д. Наливкину, Т. И. Осыко.

До некоторых пор все открытые месторождения давали газ, однако геологи упорно доказывали, что есть в тюменских недрах и нефть, настаивали на форсировании ее поисков. Нефтеразведчики углублялись все дальше на Север, в труднодоступные таеж­ные, заболоченные, ненаселенные районы. На основе региональ­ных съемок, с весны 1959 года было решено начать буровые работы в районах верховья реки Конды. В этом же году перед коллективом Ханты-Мансийской комплексной геологоразведочной экспедиции была поставлена задача пробурить три глубокие сква­жины: две в Шаиме и одну во Фролах. Открытия не заставили себя ждать. Малоатлымская опорная скважина, законченная бу­рением в 1959 году, дала приток нефти, а вслед за этим в 1960 го­ду были выявлены Шаимское и Красноленинское нефтяные место­рождения, а в 1961 году была открыта Среднеобская нефтегазоносная область. О том, как была получена первая промышленная нефть Тюмени, сегодня известно многим, поэтому остановлюсь лишь на некоторых деталях. Как уже упоминалось, на таежной реке Конде, недалеко от деревушки Ушья, была пробурена скважина, и весной 1960 года в Тюмень пришла срочная радиограмма о том, что получен фонтан легкой нефти.

Бурила нефтяную скважину № 6 бригада мастера Семена Никитича Урусова.

Наконец-то труд большого коллектива увенчался успехом. Первая промышленная нефть Сибири получена.

Значениe Шаимского месторождения трудно переоценить.

Стало ясно, что Конда в самом недалеком будущем станет крупным нефтепромыслом страны.

Новое открытие позволило еще шире развернуть поиски нефти и газа на территории   Западно-Сибирской   низменности   и   всей Сибири.

Очень важным было то, что шаимская нефть была высокого качества, малосернистая, и в этом состояло ее большое преиму­щество перед нефтью Урало-Волжского района. Это облегчало ее переработку. Создавалась благоприятная ситуация для всей стра­ны: Омский и другие действующие нефтеперегонные заводы, а также будущие аналогичные предприятия можно было перевести на близкое и дешевое тюменское сырье.

В марте 1961 года было открыто Мегионское нефтяное место­рождение. Сообщение о нем было помещено в газете «Правда». Коллектив Сургутской экспедиции, возглавляемый Ф. К. Салмановым, обязался открыть еще три нефтяных месторождения. Свои обязательства геологи выполнили с честью. Уже к концу 1961 года разведчиками недр было нанесено на карту Тюменской области 5 нефтяных и 12 газовых месторождений.

Следует отметить большой вклад в развитие нефтяной и газо­вой  промышленности  Западной   Сибири   Фармана   Курбановича Салманова. После окончания Азербайджанского нефтяного инсти­тута он более 20 лет проработал в этом регионе, занимая руково­дящие посты в геологической службе. С его активным участием в Западной Сибири были открыты многие месторождения нефти. Огромное значение для дальнейшего разворота разведки в бо­гатейшем краю имело принятое  Советом   Министров СССР, по представлению Госплана СССР, в мае 1962 года постановление «О мерах по усилению геологоразведочных работ на нефть и газ в районах Западной Сибири».

Намечалось уже в 1963 году пробурить в Тюменской области 240 тысяч метров глубоких разведочных скважин, а в 1965 году довести объем проходки до 380 тысяч метров.

В 1964 году Государственная комиссия, ознакомившись с со­стоянием дел на месторождениях, приняла решение начать про­мышленную добычу нефти. Было создано объединение Тюменнефтегаз, а в мае началась пробная эксплуатация Шаимского, Усть-Балыкского и Мегионского месторождений. Некоторые специа­листы считали, что вести добычу нефти в труднодоступных районах Тюменского Севера экономически невыгодно. С этим мнением нельзя было не считаться, нужно было доказывать свою правоту, нужно было бороться за «черное золото» Тюмени.

Когда раньше многие маститые ученые и специалисты не верили в тюменскую нефть, это была одна разновидность скептиков.

Позже, когда уже были открыты первые месторождения, когда на Омский нефтеперерабатывающий завод поступили первые де­сятки тысяч тонн жидкого топлива, появились иные скептики — они пытались доказать, что для страны, добывающей ежегодно более двухсот миллионов тонн нефти, тюменские десятки тысяч тонн ничего не значат. Но рассуждать так — значит не видеть завтрашнего дня.

Кроме того, многие утверждали, что бурение в Западной Си­бири будет очень дорогим. На деле же оказалось, что стоимость глубокого бурения здесь дешевле, чем в других нефтяных районах Российской Федерации, в среднем на треть, а скорость бурения выше почти вдвое. Отмечу, что в мировой практике еще не было примера такого размаха работ по освоению нефтяных и газовых месторождений в условиях вечной мерзлоты. Американцы, напри­мер, в то время в таких условиях почти не работали.

Я считал, что на Север нельзя механически переносить при­вычные методы разведки, бурения и нефтедобычи.

Следует сказать, что в короткие сроки геофизические исследо­вания охватили территорию Западной Сибири до самого Карского моря. В результате были выявлены многочисленные структуры — возможные вместилища нефти и газа.

Если бы на выявленных структурах скважины бурили, как и раньше, через небольшие расстояния, то многие месторождения Сибири были бы открыты с большим опозданием. Увеличение «шага» опорного бурения сработало. Было предложено бурить по скважине на каждой выявленной структуре. И в короткий срок представление о строении огромной территории Западной Сибири было получено, после чего разработали поисковые критерии.

Не скажу, что было легко, да и в дальнейшем ждать легкой жизни здесь не приходилось, ведь с выходом все дальше на север условия работы становились еще более суровыми. Просто страна не могла ждать десятилетия, пока весь район будет детально изу­чен; этак никаких средств не хватило бы, ведь просторы-то каковы! Поэтому поразмыслив по-хозяйски, взвесив все, не раз обсудив эти вопросы в Госплане СССР со всеми заинтересованными организациями, решено было «прострелять» Западную Сибирь с юга на север через большие расстояния. Теперь могу смело сказать – мы не ошиблись!

Результаты геологических и геофизических исследований и открытий  в Сибири  Госкомитет по нефти и химии  неоднократно обсуждал на заседаниях коллегии и подготовил ряд решений по дальнейшему освоению Западно-Сибирского района. Наиболее важным вопросом было строительство производственных объектов, жилья и социально-культурных объектов, без которых нельзя было привлечь кадры для освоения района. Предусматривался ряд мер по организации дальнейших геологоразведочных работ и по разработке открытых нефтяных месторождений. Естественно, при обсуждении перспектив развития Западной Сибири было мно­го различных суждений о потенциальной возможности добычи нефти и газа в этом районе.

Прогнозировали добычу 50, 100, 150 миллионов тонн и более.

В 1965 году, еще раз изучив подробно все результаты геолого­разведочных работ, я пришел к выводу, что район этот может дать 200—250 миллионов тонн в ближайшие 10—15 лет. Однако здесь нас всех ждала приятная неожиданность: ни один из про­гнозов не оправдался, так как добыча в Западной Сибири в 1980 году превысила 300 миллионов тонн (точнее — 315 миллионов тонн), то есть составила более половины всей нефти (с конден­сатом) Советского Союза. А затем, в 1988 году, она достигла максимального уровня — 415 млн. тонн. Но этот «промах» с про­гнозами можно объяснить тем, что данных, которыми мы пользо­вались для прогнозирования, было недостаточно. Судите сами: в 1964 году на каждый квадратный километр перспективных пло­щадей здесь было пробурено только 30 сантиметров, а в Башки­рии, например, — 35 метров, в Куйбышевской области — 45 метров.

Как известно, в конце 1965 года в Тюмени был создан главк — Главтюменнефтегаз. Его возглавил Виктор Иванович Муравленко, внесший огромный вклад в развитие Тюменского нефтегазового региона.

Муравленко хорошо понимал, что для промышленного освое­ния нефтяных богатств Тюмени нужна высокая организация и вы­сокие темпы буровых работ.

Талант руководителя удивительно сочетался у Виктора Ива­новича с талантом инженера. А это было совершенно необходимо, ибо здесь, на Тюменском Севере, не только осваивался, обживал­ся новый нефтяной район, но и создавалась новая технология бурения и нефтедобычи, по-новому решались сложнейшие техни­ческие проблемы.

Строительство дорог в условиях вечной мерзлоты и заболочен­ности, создание ледово-лежнево-насыпных островов — оснований для буровых установок, реконструкция буровых станков, внедре­ние гидромониторных долот в турбинное бурение, новые методы вышкостроения, использование подвижных платформ в качестве фундаментов для буровых — это только малая часть того, что было разработано и внедрено при непосредственном участии В. И. Муравленко.

 

Скульптура — «Покорителям Самотлора» («Алеша»)

Говоря о В. И. Муравленко, его роли в развитии нефтегазовой промышленности Западной Сибири, хочется отметить большую помощь Министерства нефтяной промышленности, которое воз­главлял в то время Валентин Дмитриевич Шашин—талантливый организатор, много сил и энергии вложивший в создание и ста­новление министерства. К сожалению, этот крупный государствен­ный деятель, новатор производства, общительный, обаятельный человек рано ушел из жизни.

Страна ставила перед нефтяниками, строителями, газовиками, геологами Западной Сибири новые большие и сложные задачи. Если в 1965 году было добыто около миллиона тонн нефти, то в 1966 году добыча должна была возрасти втрое.

 

Страна высоко оценила труд строителей, в рекордно короткие сроки построивших нефтепровод Шаим—Тюмень протяженностью 426 километров и газовую магистраль из Пунги на Серов протя­женностью более 500 километров. Высокие рубежи намечали тру­довые коллективы. Буровые бригады мастеров А. Д. Шакшина, Г. К- Петрова, С. Ф. Ягофарова взяли обязательство пробурить в течение 1966 года по 40 тысяч метров скважин.

Скорейшего осуществления требовала проблема транспорта нефти.

В результате огромных усилий строителей трубопроводов в кон­це 1967 года по тысячекилометровому нефтепроводу Усть-Балык— Омск на Омский нефтеперерабатывающий комбинат пришла нефть Тюмени. До этого нефть из Среднеобских месторождений доставлялась по воде в период навигации в сравнительно неболь­ших нефтеналивных баржах. На фотографии, опубликованной в газете, секретарь Тюменского обкома партии Александр Кон­стантинович Протазанов, наклонившись над нефтепроводом, слу­шает, как идет по трубам нефть Западной Сибири. Лицо — счаст­ливое.

Говоря о А. К. Протазанове, хочу отметить, что, возглавляя партийную организацию области, он внес большой вклад в ста­новление нефтегазовой отрасли Западной Сибири. Это замеча­тельный человек. Его высоко ценят как хорошего и энергичного деятеля.

В 1967 году в Тюменской области было открыто крупнейшее в мире Уренгойское месторождение газа, положившего начало бурному развитию газовой промышленности в стране.

Зимой 1968 года мне с Председателем Совета Министров СССР А. Н. Косыгиным пришлось посетить Западную Сибирь. Алексей Николаевич Косыгин постоянно интересовался состоянием дел си­биряков, уделял много внимания созданию здесь крупного топ­ливно-энергетического комплекса.

В ту поездку мы еще раз убедились, какие мужественные люди там жили и работали. Летом — гнус и комары. Зимой — лютые морозы. Но нефтяники, работающие на промыслах, вели себя по-боевому, ходили даже в расстегнутых полушубках. А ведь многие из них приехали из южных районов страны. А мы, помню, пока дошли от вертолета до буровой, уже пострадали: Алексей Нико­лаевич Косыгин обморозил уши, а я — щеку.

В те зимние дни мы осмотрели город Тюмень, посетили То­больск, ознакомились с работой предприятий нефтяной и газо­добывающей промышленности, с перспективами развития этих отраслей и нефтехимии. Побывали на объектах Юганского нефте­промыслового управления, головных сооружениях нефтепровода Усть-Балык—Омск, на буровой мастера М. И. Сергеева, в обще­житии строителей города Нефтеюганска, на Уренгойском место­рождении природного газа.

В апреле 1969 года в Тюмени состоялась конференция по про­блемам развития и размещения производительных сил области, в которой принимало участие более тысячи человек. Естественно, я с большим вниманием следил за ее работой. Прочитал большин­ство докладов. Не случайно, что такая представительная конфе­ренция проведена была в Западной Сибири, по своему размаху, грандиозности проблем освоения природных ресурсов она не име­ла аналогов ни в нашей стране, ни в мировой практике.

В развитие экономики Тюменской области ежегодно вклады­валось тогда более 600 миллионов рублей. Были построены новые города: Урай, Нефтеюганск, Игрим. Многократно выросли города Сургут, Нижневартовск.

Почти на проектную мощность работал газопровод Пунга— Нижний Тагил, перекачивал нефть трубопровод Шаим—Тюмень; наращивалась мощность нефтяной магистрали Усть-Балык—Омск. Нефтепровод Нижневартовск—Сургут связал Самотлорское, Мегиоиское, Ватинское нефтяные месторождения с Омским нефтепе­рерабатывающим комбинатом.

Открытие месторождений нефти и газа в Тюменской области стало одним из выдающихся событий в науке и промышленности шестидесятых годов. Родина по достоинству оценила вклад тюменцев. Главное Тюменское геологическое управление было на­граждено орденом Ленина, восьми геологам присвоили звание Героя Социалистического Труда, девять геологов были удостоены Ленинской премии, 394 человека награждены орденами и меда­лями Советского Союза.

Громадное значение для экономики имело то обстоятельство, что большинство открытых месторождений залегали на сравни­тельно небольших глубинах и обеспечивали очень высокие дебиты нефтяных скважин. Наиболее крупное из известных к тому време­ни нефтяных месторождений Самотлорское еще не было полностью оконтурено, но было введено в разработку, и добыча нефти здесь достигла 100 миллионов тонн в год.

В Западной Сибири внедрялись наиболее прогрессивные си­стемы разработки нефтяных месторождений, предусматривающие нагнетание воды в продуктивные горизонты, сравнительно редкие сетки эксплуатационных скважин, совместную эксплуатацию не­скольких пластов одной скважиной. Это позволяло вести разра­ботку залежей с высоким выходом нефти из скважин, исключало необходимость бурения многих сотен дополнительных скважин.

Однако крупный специалист в области разработки нефтяных месторождений проф. Щелкачев считает, что для увеличения нефтеотдачи на Самотлорском месторождении необходимо было бурить более густую сетку скважин.

Перед Государственным комитетом СССР по науке и технике, Министерством химического и нефтяного машиностроения, Мини­стерством электротехнической промышленности была поставлена задача в кратчайшие сроки разработать и организовать производ­ство оборудования, пригодного для условий Севера. Необходимо было немедленно приступить к разработке схемы электроснабже­ния месторождений нефти и газа в северных районах Тюменской области  и проектированию  первоочередных  объектов энергетики.

Важно было и создание в Западно-Сибирском комплексе соб­ственной технической базы. И почти все эти задачи были решены.

Столетие потребовалось Баку для достижения годовой добычи в 23,5 миллиона тонн нефти. В Тюмени такой рубеж был взят за пять лет в результате героических усилий трудящихся Тюмен­ской и Томской областей, ибо победить эту землю одной техни­кой, без нравственной силы, без творческой мысли было бы невоз­можно.

Нефтедобытчики нашли и применили на практике много инте­ресных высокоэффективных методов организации бурения, разра­ботки и обустройства месторождений, внесли большой вклад в теорию и практику нефтяной промышленности. В результате за­траты на создание мощностей для годовой добычи 30 миллионов тонн к 1970 году удалось сократить на миллиард рублей по сравне­нию с расходами, которые потребовались бы, если бы сибиряки копировали опыт старых нефтяных районов. Особенно высокие показатели были достигнуты в бурении.

На повестку дня ставился вопрос интенсификации добычи неф­ти. Обычно считалось целесообразным после разведки и обустрой­ства месторождения разрабатывать на нем продуктивные пласты в течение 25—30 лет. В условиях Западной Сибири имело смысл разрабатывать далеко отстоящие месторождения быстрее — за 12—15 лет.

Главная задача в семидесятые годы состояла во всемерной автоматизации промыслов. Мы тогда хорошо осознавали, что обес­печить сотни тысяч людей приличными условиями труда и быта на Тюменском Севере — проблема сложная. Кроме длительных сроков, для территориального освоения требовались большие ка­питальные затраты. Выход из этого положения мы видели во все­мерной автоматизации нефтедобычи, в результате которой людей для обслуживания  промыслов  понадобилось бы гораздо меньше.

Дело в том, что в нефтяной промышленности сложились опре­деленные традиции освоения месторождений. С момента их открытия до выхода на оптимальные темпы нефтедобычи проходит, как правило, около десяти лет. Мы пришли к заключению, что слиш­ком длинна эта привычная цепь освоения: сначала полная развед­ка месторождений, на которую уходило два—четыре года, затем полтора—два года на составление технологической схемы разра­ботки, затем обустройство и разбуривание месторождения, как правило, два—два с половиной года и, наконец, промышленная добыча нефти. Однако для Западной Сибири, с учетом ее особен­ностей, был предложен иной, более короткий путь. Мы считали, что тюменским разведчикам вполне под силу за год — полтора с мо­мента открытия месторождения составить предварительное заклю­чение о целесообразности ввода его в разработку. И если оно положительное, следовало без промедления начинать на площади параллельно с разведочным бурением также и эксплуатационное, строить трубопровод, чтобы уже через два с половиной — три с половиной года нефть потоком пошла на переработку. Конечно же, определенный риск в этом был, как и в любом новом деле. Однако опыт Самотлора явился убедительным подтверждением правильности такого подхода.

Много споров в то время вызвал и вахтовый метод обслужи­вания промыслов. Суть его заключалась в том, что строились лишь отдельные и притом достаточно крупные и благоустроенные центры, а из них по надежным транспортным путям к месту непо­средственной работы, на промыслы, обустроенные по простейшей «гостиничной»  схеме,  регулярно выезжали  нефтедобытчики.

Позже появились летающие из старых нефтяных районов бу­ровики и другие бригады и отдельные специалисты.

Передовые буровые бригады, возглавляемые Шакшиным, Пет­ровым и Ягофаровым, при бурении скважин глубиной 2000—2200 метров в суровых природно-климатических условиях довели про­ходку на каждую бригаду до 58—60 тысяч метров в год, что явилось в то время выдающимся успехом в бурении. Высоких показателей добились также бригады мастеров Агафонова, Леви­на, Сергеева и Леванова при бурении скважин глубиной 2300— 2500 метров, их результат составил 45—50 тысяч метров в год на бригаду.

В начале семидесятых годов наша страна вышла на рубеж миллион тонн нефти в сутки. Свыше 11 процентов «черного золо­та»— доля месторождений Западной Сибири. Перед нефтяниками Тюмени стояли новые, более сложные задачи. В то время тюменцы располагали запасами жидкого топлива, которые полностью обеспечивали намечаемый рост добычи нефти в девятом пятиле­тии до 125 и более миллионов тонн в год.

Следует сказать о решающем значении всенародной поддержки усилий сибиряков, создающих новый нефтяной район. К тому вре­мени нефтедобывающая промышленность окрепла организацион­но, проводимая внутри Главтюменнефтегаза специализация давала положительные результаты.

Во второй половине девятой пятилетки по Западной Сибири планировался ежегодный прирост нефтедобычи свыше 20 миллио­нов тонн. Это столько, сколько в семидесятом году прибавили за год нефтяники всей страны. Взять новые рубежи намечалось за счет постоянного увеличения объемов бурения и капиталовложе­ний в развитие промыслового хозяйства. Наряду с этим в разра­ботку включались самые эффективные месторождения, с высокой отдачей пластов и большими промышленными запасами. Совер­шенствование методов бурения и неуклонный рост производитель­ности труда становились первоочередной проблемой. Ставилась задача довести в 1975 году среднюю выработку на бригаду до 60 тысяч метров, а по передовым коллективам — до 80—100 тысяч. Это по тем временам были фантастические рубежи. Особую роль должен был сыграть переход на скоростные методы строительства буровых, для чего предстояло полностью перевооружить вышко­строителей— внедрить блочные быстроразъемные основания, а также установки на воздушной подушке.

Увеличение добычи нефти предполагалось обеспечить наращи­ванием действующего фонда скважин и повышением коэффициен­та их эксплуатации. Большое внимание уделялось методам под­держания пластового давления и механизированной добычи. В 1975 году планировалось довести закачку воды в пласт до 230 миллионов кубических метров и перевести 30 процентов сква­жин на механизированную добычу.

Но были у сибирских нефтяников и серьезные недостатки.

Мы не раз критиковали их за бесхозяйственное отношение к попутному газу. Значительная часть его в то время сжигалась в факелах. В девятой пятилетке 80 процентов попутных газов под­лежали утилизации: тяжелые углеводороды — для использования в нефтехимической промышленности, а сухой газ — на Сургутской ГРЭС.

Говоря о Сургутской ГРЭС, нельзя не сказать о том, что она сыграла огромную роль в обеспечении электроэнергией Западно-Сибирского нефтегазового комплекса. Эта станция мощностью 1,2 млн. кВт была построена в короткие сроки и полностью обес­печила потребности нефтегазового комплекса.

Следует отметить рост руководящих кадров, способных раз­вивать промышленность передовыми методами, добиваться высо­ких технико-экономических показателей. Руководители нефтегазо­добывающих управлений Р. Кузоваткин, Л. Чурилов, В. Кореляков, директора контор бурения А. Исянгулов, В. Хлюпин, А. Фи­лимонов всегда обеспечивали выполнение планов, умело вели свои коллективы к выполнению государственной программы.

В пятилетнем плане развития народного хозяйства СССР на 1971 —1975 годы было записано: «Создать в Западной Сибири крупнейшую в стране базу нефтяной промышленности; довести в 1975 году добычу нефти не менее чем до 120—125 миллионов тонн, построить газоперерабатывающие заводы мощностью 5—6 млрд. куб. метров переработки газа в год».

Гигантские шаги развития Западной Сибири видны из скупых строк хроники того времени.

В апреле 1973 года завершено строительство нефтепровода Самотлор—Альметьевск.

Бригада Героя Социалистического Труда Г. М. Левина уста­новила всесоюзный рекорд, достигнув коммерческой скорости 14105 метров на буровой станок в месяц. Это втрое выше нормы.

В конце 1973 года промыслы Главтюменнефтегаза довели су­точную добычу до 285 тысяч тонн. Западная Сибирь с этого вре­мени стала ведущим нефтедобывающим районом страны.

Летом 1974 года на Самотлоре была получена стомиллионная тонна нефти, а осенью этого же года «черное золото» Самотлора пришло в Новороссийск.

Весной 1975 года Главтюменнефтегаз был награжден орденом Ленина. Газета «Правда» 2 февраля 1975 года писала:

«Нефть Сибири идет в Баку. Десять лет назад такое сообще­ние прозвучало бы как фантастическая новость... Каждая четвер­тая тонна советской нефти сегодня начинает свой путь с берегов Оби... Пятнадцать лет потребовалось Татарии, чтобы довести го­довой уровень добычи нефти до 100 миллионов тонн. Тюмень превысила стомиллионный рубеж всего за четыре года девятой пятилетки...».

Газовая промышленность — одна из ведущих топливных отрас­лей в стране по темпам роста. Освоение месторождений Западной Сибири превратило этот район в главную топливно-энергетиче­скую базу страны.

Достаточно сказать, что после открытия в 1967 году Уренгой­ского месторождения добыча газа в этом регионе достигла в 1988 году 560 млрд. куб. метров, или около 80 % от общей добычи в СССР, а в 1993 году достигла 557 млрд. куб. метров при добыче газа в России в 647 млрд. куб. метров.

Большой вклад в развитие этой отрасли внес Сабит Атаевич Оруджев, бывший министр газовой промышленности. Это был вы­дающийся руководитель нефтяной и газовой промышленности, которая  при его участии достигла значительных успехов.  В развитии газовой промышленности необходимо отметить и роль Ва­силия Александровича Динкова. Талантливый организатор, про­шедший большую школу в газовой промышленности — от началь­ника объединения до министра, он своей активной деятельностью всячески способствовал развитию этой важнейшей отрасли народ­ного хозяйства.

Говоря о Западной Сибири, нельзя не остановиться на работе томских нефтяников.

Нефтедобывающая промышленность — молодая отрасль народ­ного хозяйства Томской области. Геолого-геофизические исследо­вания ее территории с целью выявления перспектив нефтеносности начались здесь еще до войны — в 1937 году. Тогда были проведе­ны аэромагнитная съемка, гравитационная и электрометрическая разведка. После войны, в 1948 году, началось глубокое разведоч­ное бурение. Были пробурены опорные скважины. В результате на Колпашевской площади в 1954 году получили приток нефти.

Вслед за этим открытием происходит оживление геолого-геофи­зических работ и разведочного бурения: в 1962 году па Советской площади была выявлена первая промышленная нефть — скважина № 1 из отложений нижнего мела дала фонтан нефти — 490 кубо­метров в сутки. Так родился в стране новый нефтеносный район.

В январе 1966 года организуется нефтепромысловое управле­ние Томскнефть. Идет освоение Советского месторождения, и в июне 1966 года нефтеналивными баржами были отгружены первые тонны томской нефти.

Вскоре в эксплуатацию вступают еще три месторождения. Воз­никает Стрежевой нефтедобывающий район, начинается строи­тельство города Стрежевого, в котором в настоящее время про­живает более 50 тысяч человек.

Вслед за Стрежевым с 1978 года на базе Оленьего и Перво­майского месторождений формируется Васюганский нефтедобы­вающий район. В результате добыча нефти в Томской области достигла в 1990 году 15 млн. т.

Параллельно с наращиванием темпов добычи нефти в области развивается жилищное строительство, прокладываются дороги с твердым покрытием, осваиваются значительные объемы строитель­но-монтажных работ. Выросли квалифицированные кадры том­ских нефтяников.

Заканчивая эти воспоминания, хочется сказать, что Западная Сибирь на долгие годы стала ведущей нефтегазодобывающей ба­зой страны. Нефть и газ, добытые здесь, уже сыграли свою вы­дающуюся роль в развитии и укреплении народного хозяйства страны. Построены новые города и поселки в северных районах нашей страны, да и в старых обжитых районах благодаря нефти и газу Сибири возникли новые предприятия, получили разви­тие совершенно новые технологии, развивалась передовая наука.

За период моей работы в Госплане СССР за нефтедоллары было закуплено оборудование для 50 крупных предприятий, в том числе для крупнейших автомобильных заводов в Тольятти (Жигу­ли) и в Набережных Челнах (КАМАЗ), предприятий по выпуску радиоэлектронной техники и других предприятий. Было также закуплено большое количество продовольствия, в основном зерна, для развития животноводства. Не мало было закуплено новейших лекарственных средств. Так что нефть и газ кормили нас и раз­вивали производительные силы страны.

Несмотря на свои преклонные годы, я продолжаю работать в Институте проблем нефти и газа Академии наук РФ и занимаюсь вопросами увеличения нефтеотдачи пластов и другими вопросами нефтяной и газовой промышленности. 63 года моей трудовой дея­тельности тесно связаны с этими отраслями. Меня особенно вол­нуют вопросы крайне низкого извлечения нефти из недр нефтяных месторождений. Нельзя, например, мириться с тем, что за 100 с лишним лет разработки большинства нефтяных месторождений Азербайджана из них извлечено нефти лишь 38 процентов. По расчетам специалистов, из недр этого региона будет извлечено всего 40 процентов, а остальная часть нефти, исчисляемая сотнями миллионов тонн, будет «похоронена». К великому сожалению, чуть лучшая судьба складывается во Втором и Третьем Баку, хотя здесь применяются почти все методы воздействия на нефтяные пласты (заводнение пластов, физико-химические, тепловые и дру­гие методы). В связи с этим нефтяная наука должна приложить максимум усилий на изыскание новых путей воздействия на неф­тяные пласты для увеличения нефтеотдачи. Необходимо также использовать весь мировой опыт в этой области. А пока следует уделить максимум внимания развитию горизонтального и особен­но разветвленно-горизонтального бурения скважин по методу А. Григоряна, что дает значительное увеличение нефтеотдачи пла­стов.

Но это все вопросы новой технологии. Меня очень тревожит состояние дел в нефтяной промышленности, где катастрофически падает добыча нефти.

Однако, говоря о прошлом, нельзя не сказать, хотя бы кратко, о той ситуации, которая сложилась в нефтяной промышленности в настоящее время и особенно в Западной Сибири.

Как известно, с развалом Советского Союза и экономических связей с бывшими союзными республиками произошло катастро­фическое падение промышленного производства во всех союзных республиках бывшего СССР. В России оно снизилось почти в 2 раза. Не миновала этого и нефтяная промышленность. Добыча нефти за последние пять лет (1989—1993 гг.) снизилась на 214 млн. т, или на 38 %. в том числе по Западной Сибири на 181 млн. т, или на 44 %. В 1994 году ожидается дальнейшее сни­жение примерно на 40 млн. т. И когда остановится этот процесс, трудно предсказать. Дело в том, что из-за тяжелейшего финан­сового положения, сложившегося в связи с развалом Советского Союза, резко сократились объемы буровых и строительных работ, что привело к распаду многих буровых бригад и строительных организаций. А это, ведь, тяжелейший удар по нефтяной промыш­ленности. Особенно опасное положение сложилось с геолого-раз­ведочными работами, объем которых снизился более чем в два раза, что сильно сказалось на открытии новых нефтяных и газовых месторождений, в результате чего уже в последние три года объем добычи опережает прирост промышленных запасов нефти, чего не было многие годы.

Поэтому неотложной задачей правительства России и руково­дителей нефтяных организаций является принятие срочных мер по восстановлению объема геолого-разведочных работ, что позволит открыть новые нефтяные месторождения, в том числе и высокодебитные. Это позволит не только прекратить падение добычи неф­ти, но и создаст условия для ее роста. Однако для этого потребует­ся увеличение объема эксплуатационного бурения и строительно-монтажных работ, а также восстановление простаивающего фонда эксплуатационных скважин, превысившего 30 тыс., ввод в дей­ствие которых может увеличить годовую добычу нефти примерно на 40 млн. тонн. Вместе с тем необходимо усилить работу по внедрению в нефтяной промышленности новой техники и техноло­гии — основы увеличения нефтеотдачи пластов. Нельзя мириться с тем, что более 50 % нефти, залегающей в недрах, приходится «хоронить».

Наша страна располагает большими возможностями открытия новых нефтяных и газовых месторождений. Это и Западная Си­бирь, еще не полностью разведанная, и Восточная Сибирь, и Даль­ний Восток. Как пример хочу отметить, что только на шельфе Сахалина за последние годы открыто 7 нефтегазовых месторож­дений, подготовлено к глубокому разведочному бурению около 20 структур, а всего геофизическими исследованиями обнаружено более 100 структур.

Как доложили мне геологи Сахалина, где я побывал летом 1990 года, потенциальные запасы нефти в этом регионе составля­ют несколько миллиардов тонн и газа несколько триллионов кубо­метров. Доразведка и разработка   выявленных   структур может полностью обеспечить Дальний Восток собственной нефтью и га­зом и прекратить поставки из Западной Сибири в этот регион многих миллионов тонн нефти и нефтепродуктов.

Я прекрасно понимаю, что для проведения буровых и других работ потребуются большие финансовые и материальные ресурсы, которые не так легко найти, когда страна находится в тяжелом экономическом кризисе. Но эту задачу необходимо решить, так как топливно-энергетический комплекс является важнейшим ры­чагом в развитии народного хозяйства страны и в подъеме жиз­ненного уровня населения. В этом я убедился, проработав дли­тельное время в Госплане СССР. Ведь нефть и газ кормили нас и оказывали большое влияние на развитие производительных сил страны.

Говоря о нефтяной промышленности, не могу не сказать о га­зовой отрасли, которая также находится в трудном положении, но здесь не произошло большого спада добычи газа. Однако угро­за эта существует, если не будут приняты необходимые меры.